СМИ о нас

«Маленький принц» в ТЮЗе: парад планет

Дата публикации:

Рецензия главного редактора журнала Собака.ru KZN

Непростой 83-й сезон завершился для театра сказкой-притчей, которая, надеемся, еще будет доработана к началу осени.


За год ТЮЗ чаще мелькал в СМИ в связи с конфликтом внутри труппы, когда часть актеров выступала против режиссера Туфана Имамутдинова. При этом главреду удалось немало: локализовать немецко-российскую постановку «Война глазами детей. Фрагменты», поставить мюзикл «Джельсомино в стране лжецов», собрать пластический спектакль «Из глубины…». Несколько других спектаклей не могли появиться на сцене просто потому, что министерство культуры не выделяло, как торжественно обещало, на них средств. Да и нынешняя премьера по Экзюпери проходит в середине лета, после коротких репетиций.


       


Поэтому на что действительно обращаешь внимание – это на декорации Лилии Имамутдиновой. В основе – гигантская круглая полость, в которую вписывается планета за планетой. По ним путешествует Маленький принц. Многие из их жителей, в буквальном смысле, привязаны к месту. Король (Александр Купцов) – своей мантией, в недрах которой скрывается Крыса (Нияз Зиннатуллин), откровенно повелевающая королем – явный намек на серых кардиналов. Погрязший в подсчетах звезд Деловой человек (Сергей Мосейко) существует в рамках грифельной доски, Честолюбец (Михаил Меркушин) неотделим от гигантской шляпы. Любимая принцем Роза (Анастасия Громова) – сама по себе огромный букет.


Получается этакий «Дон Жуан» наоборот – вместо наблюдения человеческих достоинств получаешь череду комплексов. В некоторых уже наблюдается внутреннее напряжение – как с вечно мокнущим под дождем Стрелочником (Александр Фриновский), который управляет поездами, но сам стоит на месте. В других видна одна лишь манерность (Пьяница в исполнении Александра Яндаева) – почему-то этот фрагмент в тексте инсценировки остался, в отличие, скажем, от невзрачного цветка о трех лепестках, который рассуждает о людях без корней. А как бы он хорошо сыграл на контрасте с Розой!


И, к примеру, мы читали, что Роза просит принца уйти, чтобы он не видел, как она плачет. Но понятно ли это в спектакле? Или чувствуется ли, что Фонарщик (Василий Фалалеев) не только устал от постоянного недосыпания на планете с днем длиной в минуту, но и не смеет признаться в том, что «за двадцать четыре часа на ней можно любоваться закатом тысячу четыреста сорок раз!».


        


С другой стороны, пластичный образ Змеи (Эльмира Рашитова), который вносит в спектакль элементы сюрреализма и «взроcлости», можно трактовать по-разному: как мрачное дыхание вечности, как испытание смертью, как функцию портала – словом, у Змеи много вариантов. Хорошо бы, чтобы об этом догадались дети. Как им объяснить, почему Принца ужалили? Чтобы он вернулся туда, откуда нет хода назад? Или он просто попал домой? Ответ неясен.


Елена Качиашвили, пришедшая в труппу год назад, верна амплуа простодушного подростка (даже в недавнем эскизе в рамках лаборатории «Город Арт-подготовка» она подала любовный конфликт в эффектной молодежной манере). По сути, ей и не надо играть, она может существовать в своем наивном, с широко распахнутыми глазами, образе. При этом не складывается их дуэт с Летчиком (Павел Густов), который, кажется, только и нужен, чтобы таскать ее на плечах, изображая космические полеты между планетами. Что он понял в конце спектакля? Что еще больше устал?


Поняв механику действа, через какое-то время начинаешь скучать и просто ждать Лиса. Потому что как бы он не говорил свои афоризмы, они прозвучат. Галина Юрченко, которой не привыкать играть и мужские, и детские роли, выглядит невероятно трогательно в детском костюме. Она умело подает известные реплики, так, что их воспринимает даже взрослый. В этот момент вспоминаешь, что спектакль детский. Потому что даже в старике он будит прямолинейного и честного юнца.


Автор: Радиф Кашапов


Источник: http://www.sobaka.ru/kzn/city/theatre/47691