СМИ о нас

«Nедоросль» («Звезда Поволжья»)

Дата публикации:

Очередная премьера сезона в Казанском ТЮЗе, наряду с «Лисой и виноградом» и «Приглашением на кАЗнь», - хип-хоп music комикс «Nедоросль» по Д.И. Фонвизину

Очередная премьера сезона в Казанском ТЮЗе, наряду с «Лисой и виноградом» и «Приглашением на кАЗнь», - хип-хоп music комикс «Nедоросль» по Д.И. Фонвизину. Режиссер и сценограф Петр Норец (Москва), драматург Мария Конторович, хореограф Марсель Нуриев.


Пьесу переделали. Первую букву заменили на N - «next» («следующее»). То есть для следующего поколения. Идея перенести героев в будущее (относительно времени действия пьесы) в атмосфере стимпанка интересна. Однако необходимо было использовать концепцию, по которой герои Фонвизина - живые люди как воплощения определенных черт характера, гиперболизированных. Иначе получается обычная любовная история с элементами комедии. Центральная линия в которой все время даже не романтическая, а «кто победит за сердце Софьи» - туповатый материалист Скотинин, бравый офицер Милон или влюбленный недоросль.


Стимпанк - задумка отличная, но он оказался механизированным. Артисты ТЮЗа уже переросли холодный рационалистичный позитивистский театр. В котором практичность и функциональность ролей - главный критерий. ТЮЗовская же труппа живая и искрящаяся. Отсюда конфликт между режиссерской затеей поставить спектакль в западном стиле и жаждой душевной игры актеров.


Интересная идея - в исследовании характера каждого персонажа. Настолько, чтобы понять, откуда берется та или иная гипертрофированная черта, высмеянная Фонвизиным. Ведь это определенные нормы морали в российском обществе того времени. Например, Милон - вроде бы позитивный персонаж, олицетворение мужества, храбрости, доблести, чести.


ТЮЗ уже переносил «Бесы» в минимализм, здесь получилась пестрая смесь-коллаж. Костюмы красочные. Действие в стимпанке с героями русской классики, которые следует трактовать, исходя из современной культуры. Отсюда фрагментарность. Часто спектакль стоит на месте, оживляясь в сценах, когда начинает присутствовать чувственное начало. Например, в зарождении любовной линии между Митрофаном и Софьей.


Елена Ненашева в роли Простаковой - шедевральна и выше похвал. Бросается в глаза колоссальный опыт актеров старшего поколения - Ненашевой, Галины Юрченко, Вячеслава Казанцева. У последнего роль простая, однако смотрится в ней артист очень органично. Карикатура Юрченко будто тоже в тени, а без ее мастерства было бы гораздо беднее. Молодежь не отстает. Ее козырь - задор. Лучше всех получился Кутейкин у Нияза Зиннатуллина. Актер в последнее время особенно прибавил, после «Свияжск Артели» и тюзовских «Бывших людей». Семинарист выглядит наиболее комедийно. Отлично получился Правдин у Павла Густова - задумчивый, спокойный, рассудительный сыщик. Митрофан (Валерий Антонов) представлен не как карикатурный неуч-лентяй, а как собирательный портрет поколения гедонистов. Убрана грубость, бунтарство минимально и по делу. Главное в его жизни - дружба и любовь. Он стал позитивным персонажем. Недоросля Мифана решили не делать невеждой и глупцом, скорее жертвой поколения. Они с Тришкой - Трифаном (Ярослав Кац) вместе делают русский рэп новой волны. Убедителен в роли Ильфат Садыков (Скотинин). Умеющему блистать Камилю Гатауллину (Милон), традиционно воплощающему гипермаскулинные роли, отвели представление о мужественности в воинах с одной стороны, в байкерах-рокерах, с другой. Его роль сложная: режиссеру нужно было внедрять внутренний конфликт между добродетельными чертами человека чести и обольстителем. Стародум Михаила Меркушина выглядит эдаким «Дамблдором», героем с почти абсолютными мудростью и добротой. Он противопоставлен самодурству Простаковой. Мария Мухортова справилась с ролью, хотя Софью стоило делать более невинной и чуткой. Может, в продолжение девушки того времени. Режиссер решил сделать Софью современной. Надо отметить, переиначенный финал выглядит со вкусом. В отличие от Фонвизина, у Нореца и Конторович Софья выбирает нерадивого оболтуса Митрофана. Предпочитая его и помещику, и дворянину. Вот здесь вместо механистических героев уже предстают живые люди со своими десткими, наивными мечтами.


Приходит понимание, что постановку можно было бы довести до прекрасной антиутопии. Все персонажи сватались бы ради корыстной цели: у Скотинина это деньги, у Милона - деньги и статус дворянства. А так - получилось, что Софья выбрала Митрофана, потому что они одного возраста? Милона отвергла только из-за зрелости и из-за военной жесткости? Скотинина режиссер сделал противным: в его персонаже - стереотипное восприятие «гниющего сытого Запада», особенно критики США - он в форме игрока в американский футбол, и чирлидерши рядом. Милон - европеизированный вояка, вроде бы мечта всех девушек: и статус, и происхождение. Однако представительница российской «золотой молодежи» зачем-то выбирает простачка с добрым сердцем. Пойми ее, это загадочную юную русскую душу. Задумка была в том, что молодежь пытается поменять «заржавевшие устои Простаковых». В их доме кругом обман: Кутейкин и Цыфиркин не учат, а имитируют занятия. Педагог Вральман - бывший кучер в доме Стародума. Из-за невежества госпожа Простакова не может определить правду от лжи, учителей-самозванцев не замечая, Тришку же обвиняя в воровстве.


«Недоросль» - сатира, на казанской сцене хорошо бы из нее вывести басню. В которой диктату доведенной до крайности холодной практичности противостоит живое сердце. В тактике которое, может, и проиграет, зато в стратегии победит. Характерная черта спектакля: ни у одного персонажа нет выраженного внутреннего конфликта, даже Софья, наиболее подходящая для этого, быстро сдается чувствам. С ней все логично: свалившееся наследство позволило выбрать между статусоми деньгами - романтика, непризнанного гения хип-хопа. София понимает, с Мифаном будет тяжело в хозяйстве. Он настолько наивен, что даже Милону сдает план похищения Софьи Простаковой. Но его наивность - с любовью. «Будьте как дети», - сказано в Библии.


Идеи-то у режиссера совершенно правильные. Вот только одного не хватило - объединяющей наиболее широкой идеи-платформы. Нет идеи Бога, вечности. Поэтому спектакль, с колоссально верными интуициями режиссера оказался несостыковавшимся между собой по сценам, линиям действия. С подавляющими театр элементами эстрады, шоу. Взять хотя бы рэп Меркушина. У Фонвизина идея Бога заложена как торжество социальной справедливости, когда Правдин выводит Простакову на чистую воду, и Софья достается позитивному в пьесе герою Милону. И на сцене Милон просится в позитивные персонажи, так надо и было искусить Софью настолько, что она даже ради всех его мирских достоинств выбирает взаимную любовь с простофилей. Тогда и никакой взаимности у нее с Милоном быть до этого не могло. Красавец-Милон - это искушение. Дьявол выглядит как наиболее симпатичный человек. С материализмом Скотинина все очевидно, он - продолжение невежества Простаковых. Персонаж олицетворяет торжество материального мира, грубых потребностей, на него носительница любви Софья даже не смотрит. Не осуждает его и Митрофан. Милон - это Вронский, надо было из него делать соблазнителя-плейбоя. И Камиль Гатауллин как никто лучше подходит на эту роль. Режиссер мог бы пойти дальше, перевести фонвизинскую справедливость на личный уровень, психологический. Что он, конечно, пытался сделать. Только для этого нужно отбросить позитивистский атеизм. В религиях сказано: Бог, Вечное присутствует между двумя сердцами, где отношения чистой любви. Настоящая любовь может быть только взаимной, и она - таинство. В исламе истинная любовь мужчины и женщины - чудо Аллаха. Выходит, спектакль расслаивается: подсознательно вроде бы все и правильно, а олицетворения этих идей не всегда достает. Если расставить смысловые акценты на антиутопии; дать более выраженный внутренний конфликт Софье, Митрофану и Простаковой (которая в пьесе раскаивается); выставить градацию женихов - доработается «Недоросль» и может стать воздействием на поколение, даже сенсацией. Иначе немного жалко станет труппу и безусловно талантливого режиссера. Тем более его в Казани ждут еще в гости раз.


Петр Норец - в перспективе гениальный режиссер-медиум. Тонкий психолог. Хотелось бы, чтобы «Недоросль» стал для него началом его духовных исканий в театре. Бог есть Любовь, и пока театр атеистичен, он отражает не реальную жизнь, а механизм, станок. Однако станку нужно от чего-то питаться - будь то электричество, будь то мускульная сила, приводящая его в действие. Сам по себе он стоит на месте и гниет. Так же театр. Который есть отражение духовных принципов бытия со своими законами движения. Он не застойный предмет, как неживой уклад Простаковых. Спектакль показал: теория устоявшейся самоорганизации Вселенной самой по себе «из ничего» после Большого взрыва вызывает сомнения. Из ничего не бывает ничего, живая любовь побеждает любую грубую ложь. «Смерть побеждающий вечный закон - это любовь моя», - Рабиндранат Тагор.


Источник: «Звезда Поволжья»


Автор: Руслан Ахметов