logo logo text
+7 (843) 292-18-75 uvt

Новости

Туфан и его «Бал.Бесы»

О режиссёрских поисках и новом театральном высказывании главрежа Казанского тюза Т. Имамутдинова.

Говоря о спектаклях Туфана Имамутдинова (главрежа и художественного руководителя казанского ТЮЗа) - условно можно разделить их на две группы. И первая группа - так называемые "зрительские" спектакли, рассчитанные на широкую публику, обычно они основываются на известном литературном материале. Из недавних премьер театра в этом роде можно назвать "Страсти по Семён Семёновичу" (по пьесе Н. Р. Эрдмана "Самоубийца"), постановку "Маленького принца" - эти спектакли не оставили глубокого впечатления, но порадовала игра отдельных актёров, сюда же отнесём "Выстрел" и "Нос" - как раз понравившиеся нам. В любом случае: здесь сюжетность, относительная понятность, крепкая литературная основа. Но ещё -выяснилось даже по этим спектаклям: Т. Имамутдинов любит резкий жест, маску клоуна ужаса (если пытаться выразить ассоциативно это ощущение)...


Но есть ещё другая группа спектаклей, которую условно можно было бы назвать "театр Туфана Имамутдинова", где полнее всего реализуется именно его авторская эстетика как художника и как творца. Эти спектакли для тюзовской сцены неудобные, и часто проводятся на других площадках - "Алиф" я видел в театре Камала, "Шамаиль" в центре "Московский" (бывший ДК им. Урицкого), "Эллуки" - в центре "Смена", и только первый спектакль из этого ряда, посвящённый Ван Гогу - собственно на сцене ТЮЗа.

Эти спектакли неудобны - потому что ассоциативны, метафоричны, сюжет не явлен однозначно, потановки этого ряда требуют от зрителя специфического усилия, часто превышающего тот уровень усилий, на который обычно способны широкие и типические зрительские круги российких тюзов. Но именно эти спектакли делают из Туфана Рифовича настоящее явление. И не зря именно спектакль "Из Глубины", посвященный Винсенту Ван Гогу, номинировался четырёхкратно на премию "Золотая маска", и не зря "Алиф" - эту "Золотую маску" получил. И кто-то считает, что тут заслуги Туфана мало, а главную роль в успехе постановки сыграл гениальный исполнитель и соавтор спектакля балетный танцор и хореограф Нурбек Батулла, я же, напротив, вижу в этих работах сильную, выраженную "туфановскую" линию.

Спектакли этого ряда - с доминирующим пластическим рисунком. Пластика и музыка как язык выведены на первый план, а слова - на второй (даже ван-гоговские "письма брату Тео" в спектакле Туфана Имамутдинова - произносятся как какое-то медитативное шаманское камлание, под космическую музыку Эльмира Низамова, и слов там не всегда можно разобрать. Сибирь, тюркский мир, древняя народная обрядовость, и вместе - современный космизм в музыке и пластика, современный танец - вот элементы языка художественной выразительности, которым создаются спектакли, которые я условно включаю в группу "театр Туфана Имамутдинова".

Он делает спектакли этого ряда упорно и упрямо, не считаясь иногда с маркетинговыми задачами тюза, и упорно и упрямо реализует себя как театрального мастера с неповторимым почерком, пусть для кого-то: экспериментальным, некоммерческим. Но делается с ним всё более узнаваемым. Собственно: явлением, как я и сказал.

И вот "Бесы" - про которые я думал, что это спектакль первого ряда: массовый, зрительский - оказались, в значительной степени постановкой из ряда "театр Туфана". Только всё же, не "Бесы", а "Бал."Бесы" - вот эти самые "балбесы" - как клоуны экзистенциального ужаса!

Но впервые спектакль-метафора, спектакль - пластический... соединяется у Туфана Рифовича с таким выраженным, почти откровенно публицистическим текстом, который уже не нашёптывается или напевается медитативным восточным шаманским камланием, а выговаривается чётко...

Хореограф спектакля - ещё один номинант "Золотой маски" Марсель Нуриев, прекрасный молодой артист и режиссёр-постановщик балета. Главный элемент сценографии "Бала "Бесов" - плоскость из деревянных досок, суть: платформа на весу, держащаяся на одной металлической ножке, символизирующая один из главных достоевских образов: "шатость" - напоминала заядлым театралам наклонную плоскость из другой совместной работы М. Нуриева и Т. Имамутдтинова, а именно: из визуально-пластического спектакля "Шамаиль".

"Камаринская" с трупом (ансамбль актёров танцует русский народный танец, заставляя двигаться в такт "труп" персонажа, что вызывает ассоциации с известным делом Нечаевцев: коллективным убийством студента Иванова (1869), послужившим толчком Достоевскому к написанию романа "Бесы") - этот танец также мог напомнить некоторым постоянным зрителям тюза танцевальные номера из спектакля про Ван Гога.

Но поразительно, что эти, "традиционные" для Т. Имамутдинова художественные решения - работают теперь и в спектакле по литературному произведению, где столь важное место отводится тексту, причём текст здесь - не уходит на вторые роли, как это было раньше. В каком-то смысле, "Бал.Бесы" - это соединение в одном спектакле черт, которые раньше мы разводили по двум разным группам среди постановок этого даровитого молодого режиссёра, попытка показать, что эстетика Туфана Имамутдинова может работать и выражаться в спектакле зрительском!

"Бал.Бесы" - кстати, не единственный словесный каламбур спектакля... На груди капитана Лебядкина его сестра пишет помадой "Mad in USSR" - безумный в СССР, и потом добавляет букву "е" в конце, получается: "Made in USSR", сделано в СССР. Сам режиссёр перед началом спектакля сообщил, что считает его современным, актуальным и про нынешнюю молодёжь во многом. Для спектакля выбраны несколько монологов из романа Достоевского, действие по большей части разворачивается на этой шатающейся платформе, а иногда перед ней, в виде, например, вокального номера перед микрофоном а-ля 1950-е годы...

Атмосфера ужаса вместе с гротеском, в сторону от Ф. Достоевского к какому-нибудь нынешнему В. Сорокину (не доходя, впрочем, до порнографической экзальтации последнего!) - отличает эту постановку. Мы получили сильный спектакль-метафору, куда не надо водить школьников для приобщения, так сказать, к высокой культуре, но начитанных, в том числе современной российской и западной литературой, неравнодушных к судьбе страны, молодых людей (в частности, молодых, но и прочих, конечно же), а также интересующихся современными театральными поисками, балетными формами и прочая людей - хорошо было бы видеть на этом спектакле.

Думается, упорство Туфана Имамутдинова уже помогло ему сформировать, "появить на свет" своего зрителя в Казани. Насколько хватит этого зрителя - неизвестно. Насколько это тюзовский формат - неизвестно также. Но вот Туфан Рифович Имамутдинов как театральное явление России создаётся именно такими спектаклями. Я хочу, чтобы однажды эти самые премии отметили бы как-нибудь уже конкретно нашего Туфана, чтобы не было повода сказать, что он тут не причём.

Спектакль этот - будут хвалить и ругать, и разносить в пух и прах. Надо к этому быть готовым. Один мой друг-поэт, который в театр почти не ходит, а на "Бал. Бесов" его таки привели, сказал после спектакля: "Театр - лучше кино!". А кто-то по выходе, скажет и наверняка: "Какая гадость... какая гадость эта ваша заливная рыба". Спойлер: там мужики танцуют вдвоём, один - лысый и в женском платье. Он ещё ногу свою голую задирает! Фу! Гадость какая!" Глубокий, умный, доводящий иногда до трепета и вселенского ужаса, публицистический спектакль-метафора с элементами буффонады - так, по нашему мнению, можно определить жанрово-идейное своеобразие нового спектакля "Бал.Бесы" Казанского ТЮЗа.


Автор: Айрат Бик-Булатов

Фото: Рамис Назмиев

Источник: Известия Татарстана