Новости

ОМЕРЗИТЕЛЬНАЯ ВОСЬМЕРКА

Дата публикации:

О, какие разнонаправленные эмоции раздирают на этом спектакле. Режиссер Туфан Имамутдинов и команда постановки «Бал.Бесы» сделали жгучую и болезненную вещь на безупречном сценическом языке.

Легко вспоминать культовый спектакль Льва Додина по роману «Бесы». Но после этой постановки, что он окончательно ушел в свою красивую историю. Сегодня жестокий роман может быть на сцене только таким, как в Казанском театре юного зрителя. Именно потому, что мы действительно расслоились и запутались в своих идеях, перестав различать посконные добро и зло, предавшись бессовестному цинизму.

Страшно, липко страшно, когда молодые и красивые люди произносят безжалостные монологи, разрушающие сумасшедшим попаданием в реальность за пределами театра. Жутко, нестерпимо жутко вращается платформа художника Лилии Имамутдиновой. Горячечная неустойчивость, пошатнувшийся мир, тонущий корабль, на котором все эти прекрасные гадины ловко отплясывают засасывающий в злорадный мрак танец. Хореограф Марсель Нуриев выжимает из молодежи всю удаль, всю смелость, всю влюбленность в свое энергичное, полетное тело. И понимаешь, что над тобой издеваются, что этот хлесткий анти-бродвей не для того, чтобы тебя порадовать и развлечь. Но невозможно не поддаться харизме, трудно не давить в себе блаженного улыбающегося от размашистой витальности зрителя.

Выдернув из объемного романа восемь монологов, для взыскательной публики Туфан Имамутдинов проследил тонкие взаимосвязи, не позабыв сюжетные перспективы. Можно и без них, но интеллектуальные подмигивания слаще меда. Сочиняя концертную сюиту с Лебядкиным-конферансье, Петром Верховенским-шпрехшталмейстером, он словами персонажей дает прямые линки на главы романа – мол, если не верите, вот вам Достоевский, убедитесь.

Каждый эпизод, каждая роль заслуживает отдельного описания, разбора, восхищения. Можно перечислить имена актеров, но они их и сами знают. Все беспримерно хороши и смелы, держат такой завораживающий тон, что даже в длительные безмолвные эпизоды с замиранием ждешь еще одной пощечины, которая реверсом отдастся жуткой тьме, резонансом войдет в обнаженную деку рояля – пародийный орган адского собора.

Режиссер не изобретает каких-то невиданных приемов. Он блистательно и умно пользуется уже готовым языком. Он провоцирует на сопротивление этой извращенной правде, что беззаботно и самодовольно льется из молодых ртов. Но хочется смотреть на это, не отрываясь, как на пытку. А ведь цитируя Пушкина, будто следуя букве романа, Имамутдинов лукаво снимает с себя ответственность за оскорбившихся. И это гоголевское, о чем тоже нередко хочется говорить в связи с Достоевским. Хотя писатель не говорил ни о какой шинели.

Старомодные понятия очень легко транспонируются на современные социальные модели. А для тех, кому трудно в силу опыта, режиссер сочиняет лобовые хэштеги, надписи на теле, сердечный монитор. Развлекает, упрекает, тычет лицом в прошлое и настоящее. И надо, когда это так талантливо сделано. Ведь можно умыться. Или кому-то в самом деле вдруг захочется стать тем поколением разврата, о котором грезит Петруша? Впрочем, и без таких прямых соответствий в спектакле есть чему ужаснуться.

Автор: Сергей Козлов, куратор XXIII Международного театрального фестиваля им. Ф.М.Достоевского (г.Великий Новгород. Ноябрь, 2019 г.)
Фото: Марина Воробьева